Юрий Царук: «Стадион вдохнул в меня силу»

Юрий ЦарукСпортсмены, представляющие Днепропетровщину на XIV летних Паралимпийских играх, вернулись на родину с 13 медалями. Из трех наград высшей пробы две завоевал спринтер Юрий Царук. Почему он, а не кто-либо другой взял «золото» в этом виде соревнований и что значит для него спорт – эти и другие вопросы корреспондент «Вiстей» задала чемпиону Лондонской паралимпиады.

С завалинки – на дорожку

– Юрий, Вы не похожи на человека с особыми потребностями – так в нашем обществе характеризуют людей, имеющих статус инвалида…

– Тем не менее, у меня – детский церебральный паралич, врожденное заболевание. Поражены, правда, только ноги. И хотя ДЦП, говорят, не лечится, а только поддается коррекции, хочется говорить о своем заболевании в прошедшем времени. А ведь было время – я совсем не ходил. Чтобы хоть каким-то образом приблизить к миру, адаптировать в общество, родители определили меня в черкасскую школу-интернат, где находились разные дети, в том числе и ребята с ограниченными возможностями. Родители, тогда жившие в селе, понимали, что этот шаг – единственная возможность помочь мне. В противном случае я бы коротал свой век на завалинке отчего дома в селе Краснополь Житомирской области.

– И это расставание с родителями оказалось оправданным, судя по тому, как стремительно Вы преодолели путь от Краснополя до Лондона.

– Это преодоление было тяжелым, порой мучительным. Я хочу поблагодарить за терпение, самоотверженность, самоотдачу, безмерную доброту ко мне мою тетю Аню, мамину сестру – Анну Маломуж, поддержавшую меня на том этапе моей жизни. Она жила в Черкассах. Это и повлияло на решение родителей отдать меня в интернат. Тетя постоянно навещала меня, забирала на выходные домой и сопровождала в реабилитационный центр «Астра». Благодаря этому центру я и встал более-менее прочно на ноги – например, уже начал играть в футбол.

Девиз: «Я смогу!»

– Юрий, когда Вы решили серьезно заняться бегом?

– Думаю, что это решение зрело постепенно. Так, мне казалось, что я лучше бегаю, чем хожу. Сдавал спортивные нормативы наравне со здоровыми сверстниками. «Я смогу!» – уже тогда это стало моим девизом.

– Но, ведь, нужен был человек, который бы, по крайней мере, поддержал эту веру в себя…

– Да, и я благодарен судьбе, что такие люди встречались и продолжают встречаться в моей жизни. Это – руководитель паралимпийского движения в Украине Валерий Сушкевич, председатель регионального центра «Инваспорт» Елена Зайцева, мой тренер Андрей Данилов. Но они появились позже. А тогда, в Черкассах, мне встретился Виталий Меметов. Он навещал в профессионально-техническом училище, в которое я поступил после 9-го класса, свою жену. Она работала там замдиректора. Виталий Алиевич был прикован к инвалидному креслу, и мы, мальчишки, поднимали его на третий этаж, в кабинет супруги. Моя болезнь – возможно, так же, как и шустрость, – не укрылась от его глаз. «А ведь ты можешь заниматься инваспортом», – сказал он, и эти слова мне запомнились. Я нашел областной центр инваспорта, рассказал о себе – и встал на профессиональную беговую дорожку. Моим первым тренером был Александр Старовойтов. И когда я говорю, что золотые олимпийские награды – это не только мои медали, я имею в виду и свою семью, и Виталия Алиевича, которого, к сожалению, уже нет на этом свете, и своего первого тренера, и многих других людей, поверивших в меня и помогавших мне.

Победы приложатся

– Юрий, Вы уже в училище решили целиком посвятить себя бегу?

– Хорошее слово – целиком… Нет, целиком я бегу тогда еще не отдавался. Совмещал занятия спортом с работой: по окончании училища, получив специальность «контролер измерительных приборов», три года трудился на Черкасской ТЭЦ. В 2008 году поступил на заочное отделение в Днепропетровский институт физкультуры. Два года мотался между городами, тренировался, работал, а потом сказал себе: «Стоп, ты не добьешься никаких значительных результатов, если будешь вот так разрываться». Перевелся на дневное отделение и переехал жить в Днепропетровск.

– Неужели уже тогда лелеяли мысль добежать до Олимпа?

– Нет, таких грандиозных задач я себе не ставил. Мне бы Европу было выиграть. Впрочем, и об этом тогда не думалось. Хотелось бегать и в этом находить смысл жизни. «Ну а победы – они приложатся», – думал я и, получается, оказался прав. Победил на открытом чемпионате Украины по легкой атлетике, в котором участвовали спортсмены из десяти стран, на европейском первенстве в Голландии был третьим на стометровке и первым – на двухсотметровке. Но сначала состоялась моя встреча с Андреем Даниловым.

– Состоялась, конечно, не случайно?

– Вы правы. Я знал о таком тренере, когда еще жил в Черкассах, а когда приехал в Днепропетровск, целенаправленно пришел к Андрею Анатольевичу, и он стал тренировать меня.

Впереди – новые старты

– Юрий, Вы сказали, что стали первым в Европе на двухсотметровке. На этой же дистанции в Лондоне установили мировой рекорд. Похоже, это Ваша любимая дистанция?

– Видите ли, спортсмены в моем классе, то есть с таким заболеванием, бегают на официальных инваспортивных соревнованиях только сто и двести метров. Да, более длинная дистанция дается мне пока лучше – в Лондоне я и мировой рекорд установил, который держался до того десять лет.

– И все же: почему именно Вы, а не кто-либо другой?

– Я уже понял: стадион, когда выходишь на него, или умножает силы, или забирает. Я встречал немало подготовленных спортсменов, которые, выходя на дорожку, что называется, сдувались. Когда же я вышел на лондонский стадион и увидел 80-тысячный амфитеатр зрителей, понял: какой результат не покажу – выложусь по полной. Стадион вдохнул в меня силу.

– Зрители встречали Вас радушно?

– Да, и дай нам Бог всегда таких болельщиков. Ведь впереди – новые старты, например, чемпионат мира в Лионе.

Ольга Гречишкина,

Фото Николая Лысенко

Вісті Придніпров’я

Напишіть відгук