Фактор времени очень важен для таких детей

Фактор времени очень важен для таких детей ДЕТЕЙ-ИНВАЛИДОВ РЕАБИЛИТАЦИИ

1 29 den invalid 1День инвалидов 3 декабря – повод вспомнить о тех, кто обделен здоровьем, кто не может жить полноценно.

Люди с инвалидностью как никто другой поймут друг друга, ведь всех их в той или иной степени сближает одна беда: инвалидность, болезнь. Зачастую эти люди предоставлены сами себе. Получив пенсию, тратят на лечение, а услышав от кого-то упрек, что, мол, тебе же страна помогает материально, инвалиды готовы выменять здоровье на полученные пенсии, если бы такая возможность была.

Кто готов помочь инвалидам, в частности детям? Государство знает о них, приняло ряд законов, начисляет пенсии. Проводится ли необходимая реабилитация таких детей?

– Она есть, но ее очень мало, – констатирует детский реабилитолог Бердичевского центра ранней медико-социальной реабилитации детей-инвалидов “Промінчик” Анатолий (попросивший не называть его полного имени). Мужчина как раз делал массаж такому ребенку, когда мы к нему пришли. Сказать, что сама бы не нашла этот центр, – ничего не сказать. Но это далеко не главное. Наиболее поражает сам центр, где к спертому душному воздуху нужно привыкнуть, где на полу в коридоре лежат мыши, где нет уборщицы. Но судить не стану, ведь пришла сюда не по вопросам финансирования.

Об Анатолии наслышана давно. Он помог не одной молодой маме, которую пугали после родов, что ее ребенок – инвалид. Он помог не одной семье, в которой есть ребенок с тяжелой формой ДЦП или другими сложными диагнозами. К каждому – свой подход, индивидуальное отношение. Но никому из обратившихся за помощью не было отказано.

– Что вас привело в эту профессию?

– Почти пять лет я набирался опыта в России у военных врачей. Очень много почерпнул именно с военной медицины. Учиться поступал на кафедру спортивной медицины в Киеве, вскоре перевелся в Житомирский институт “Украина”. В моей семье очень много медиков. Поэтому с детства все, что меня интересовало, – это спорт и медицина. Сейчас у меня узкая специализация: “Реабилитация детей с особенными потребностями”. Практики почти шесть лет после института, до него тоже была практика. Сейчас работаю с тяжелыми детьми с разными формами ДЦП, психоэмоциональных отклонений в возрасте от рождения до 18 лет.

– Как живется центрам реабилитации на сегодняшний день?

– Центр “Промінчик” после развала Союза находился в числе первых, которые заработали для детей-инвалидов. Не было абсолютно ничего по городам для таких детей. С появлением в Бердичеве еще одного такого центра, Центра социальной реабилитации детей-инвалидов, немного поменялась в городе политика, хотя бы информационная. Ведь многие родители находились и находятся в информационной блокаде и попросту не знают о таких центрах. Из-за этого у многих детей просто украдено время. Родители попадают под “медицинский аферизм”, как я называю такие ситуации. Сегодня у центров реабилитации нет возможности внедрить в жизнь все прогрессивные современные методики, необходимые при работе с детьми-инвалидами. У меня, как у специалиста, получается так: не можешь дать того, что ты можешь дать, что ты знаешь, потому что нет специального оборудования. Нет элементарной спецбеговой дорожки, бассейна для детворы. То, что находится рядом с нами, – это уже позавчерашний день. Все это добро давно прислано нам из-за рубежа: они у себя поменяли все оборудование на новое, ведь мир давно в сфере реабилитации инвалидов шагнул вперед, нам же прислали старое. Устаревшее оборудование пришло в свое время в качестве благотворительной помощи.

– Сколько врачей реально готовы помочь детям-инвалидам?

– Сказать откровенно, мало или помощь такая приходит в семью поздно. Некоторые врачи называют работу центров социальной реабилитации детей-инвалидов работой с детьми со свалки. Не стану называть их имена. Позитивные моменты в реабилитации детей в плане диагностики видны в сотрудничестве с Николаем Ивановичем Басом – заведующим отделением неврологии в детской больнице в Станишовке. Когда ты один работаешь – не будет заметно результата. Над ребенком должна в идеале работать реабилитационная бригада из 4-5 врачей, соцработников, реабилитолога, детского психолога, но на это нет денег. Беремся за всех детей, никому не имеем права отказать. Речь не идет о возвращении к полноценной жизни, ведь много запущенных случаев. Но что-то в плане физического развития всегда можно сделать. В случаях до года ребенка результат заметен практически сразу. Главное – не отчаиваться и не терять времени.

– Какие основные проблемы выделите в своей профессиональной сфере?

– Процесс реабилитации ребенка-инвалида длительный – индивидуальный. Над ним работать должны не только врачи, но и родители. Родители получают консультации, как себя вести с детьми, как ребенок должен спать и при каком свете, на какой стороне. Нужно правильно наладить элементарный быт ребенка, разработать для него рацион.

Очень плохо, что не существует центра реабилитации стационарного типа, чтобы мы утром у родителей детей забирали, а вечером привозили. А на таких центрах стоит весь мир!

Проблема и в том, что, помимо приема детей, я должен еще и с тряпкой здесь бегать. Также замечу, что один кВт электроэнергии стоит центру 1 гривню 20 копеек, в то время как иногда по улицам центральное освещение включено даже днем. Снисхождение имеем лишь от директоров водоканала и котельни.

– На ваш взгляд, решаема ли такая несправедливость?

– Вроде существуют различные конвенции, хартии про права таких детей, но опека о таких центрах реабилитации детей-инвалидов передана местным властям. Этим все и сказано собственно. Моя зарплата здесь очень далека от минимальной. Но все это никак не влияет на мое убеждение: если человеку Бог дает какие-то особенные внутренние силы, то их нужно отдавать, не стоит их держать в себе.

– Таких врачей-энтузиастов редко встретишь…

– Я вообще думал, что эта работа будет временной для меня. Ведь мне в свое время сделали интересное предложение пойти в футбольную команду спортивным врачом, где совершенно другие деньги, поездки за границу. Но зацепился я тут, обзавелся семьей, словом, нашел себя.

Часов в помещении нигде нет. Это принцип работы Анатолия, работающего на результат. К нему приводят разных детей. За годы своей работы врач убедился, что важна в реабилитации и адекватность родителей. Ведь в реабилитации могут и отказать. К примеру, когда к нему привезли девочку-подростка, которая весила порядка ста килограммов, то мало того, что была уже потеряна уйма времени, так еще и мышцы нащупать практически было невозможно. При этом девочку кормили жирными копченостями… Разработав диету для ребенка, реабилитолог дал три месяца на ее соблюдение. Но чуда в похудении не случилось. Поэтому ей и было отказано в реабилитации, ведь очередь из таких детей и адекватных родителей растет каждый день.

Если в вашу семью пришло подобное горе – не замыкайтесь в четырех стенах! Ведь есть шанс подарить ребенку такую долгожданную способность улыбнуться, научить его самостоятельно сидеть, разработать его мышцы. Главное, не терять времени и искать специалиста, такого, как, к примеру, Анатолий. Результат не заставит себя ждать!

Юлия Юшковская

Газета “Эхо”

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*