Грузия делает ставку на комплексную поддержку детей с аутизмом

Грузия делает ставку на комплексную поддержку детей с аутизмом АУТИЗМОМ

1 11 4 Tinatin-1 3

На Первую международную конференцию по прикладному анализу поведения, которая прошла в Национальном педагогическом университете имени М. Драгоманова 5 апреля, из Тбилиси (Грузия) приехала Тинатин Чинчараули, сертифицированный поведенческий аналитик BCBA, директор Института развития ребенка Государственного университета имени Ильи, доктор психологических наук, профессор. Разговариваем с Тинатин о грузинском опыте удовлетворения образовательных потребностей детей с аутизмом.

– В Украине на научной конференции выступаю впервые, меня пригласила Украинская ассоциация поведенческих аналитиков в качестве специалиста по поведенческому анализу. Я работаю в Грузии, в Государственном университете имени Ильи. В нашем Институте функционирует центр для детей с аутизмом. Этот центр преимущественно работает как раз на основе прикладного анализа поведения.

– До приезда в Украину вы наверняка интересовались ситуацией с аутизмом в нашей стране. Что вы думаете об этом?

– Я четко вижу, что в наших странах совершенно разные ситуации. В Грузии центры аутизма начали активно функционировать на протяжении последних четырех лет. Они главным образом работают, основываясь на методике прикладного анализа поведения. Мы многого достигли в Тбилиси, столице Грузии. У нас существует государственная программа финансирования терапии с помощью прикладного анализа поведения для детей с аутизмом с двух до 16 лет. Это то, чего я пока не вижу в Украине. Такого здесь нет.

Также могу отметить, что у нас более организованные специалисты. Имею в виду, что некоторые дети пользуются услугами специалистов, которые занимаются частной практикой, но основная масса ребят посещает центры аутизма и проходит комплексную программу поддержки.

– Какой, по вашему мнению, должна быть система обучения для особенных детей?

– Мне сложно судить о вашей системе обучения. Если говорить об общеобразовательных школах в Грузии, то мы уже более 10 лет пользуемся моделью инклюзивного обучения. Исходя из этого, у нас сейчас уже решена проблема с количеством детей с особенными потребностями. И каждый ребенок независимо от своих особенностей может посещать любую обычную школу. Сейчас мы более тщательно начинаем работать над качеством обучения.

– В Украине инклюзия уже тоже прописана в законодательстве, но на практике она еще не очень хорошо работает. Хватает ли у вас специалистов для налаживания этого процесса?

– Наши университеты очень активно сотрудничают с государством. Если правительство говорит, что определенная специальность является очень значимой для проведения изменений и реформ, то высшие учебные заведения готовят таких специалистов. Мой университет, например, специально разработал программу для педагогов, которые занимаются с детьми с особенностями в обычных школах. У нас также функционирует мастерская программ по клинической психологии и по психологии образования, в которую интегрированы соответствующие курсы.

Также определенные специалисты приезжают в школы и проводят для них практику на месте. Таким образом мы стараемся удовлетворить спрос на значительное количество специалистов. Хотя я не могу сказать, что у нас идеальная ситуация: нехватка специализированных кадров, к сожалению, все еще существует. Но благодаря тому, что университеты и государство очень тесно сотрудничают друг с другом, эта ситуация постепенно меняется.

Электронный журнал «Аутизм сегодня» – 2016, Апрель

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*