Мама ребенка с аутизмом – о занятиях 3С-терапией: «Милан уже сам выполняет упражнения, которые мы вначале не могли сделать даже вдвоем»

Мама ребенка с аутизмом – о занятиях 3С-терапией: «Милан уже сам выполняет упражнения, которые мы вначале не могли сделать даже вдвоем» 3С-ТЕРАПИИ АУТИЗМОМ

1 18 1 Мама-Милана 1

Анна – мама мальчика с аутизмом по имени Милан. Пытаясь использовать различные возможности для развития своего сына, она начала посещать с ним уникальный курс 3С-терапии авторства Пола Кожокару, который впервые появился в Украине. Анна признается, что сначала восприняла курс как обычные занятия физкультурой, но потом поняла: это далеко не так.

О Милане, его особенностях и занятиях 3С-терапией мы расспросили у его мамы специально для читателей «Аутизм сегодня».

– Расскажите немного о вашем сыне. Как вы поняли, что ребенок особенный? Как действовали?

– Одной из главных особенностей поведения Милана, которая вызвала некие подозрения, стала его чрезвычайная активность. Он не просто бегал, а убегал, куда ему хотелось, не всегда реагировал на призывы вернуться. Кроме этого, Милан был равнодушен к родителям: спокойно провожал, абсолютно индифферентно встречал. Также у сына проявилась избирательность в еде и очень эмоциональная реакция на новые маршруты. Проанализировав все это, мы обратились в психиатрическую больницу, где путем тестирования нам и выставили диагноз «расстройство аутистического спектра». Там мы и начали проходить реабилитацию, параллельно посещая обычный сад (тогда еще без тьютора). Когда Милану было около пяти лет, нам порекомендовали школу-сад «Дитина з майбутнім». Спустя даже полгода посещения сада мы увидели результат: ребенок более спокойно высиживал занятия, спокойно реагировал на смену места и непредсказуемые ситуации, наладились моменты самообслуживания. Затем мы решили перейти на индивидуальное обучение и пойти снова в обычный детский сад, но уже с тьютором. Поэтому сейчас у нас – 3С-терапия, сад и центр реальной инклюзии «Эрудит».

– Посещал ли ваш сын еще какие-то курсы до 3С-терапии?

– Милан – очень подвижный мальчик, он быстро приобретает спортивные навыки, поэтому занятия физкультурой у нас присутствуют всегда. Ведь активность надо куда-то девать. На самом деле мы пытаемся развиваться в плане разнообразных курсов и терапий. Мы посещали несколько курсов «ТОМАТИС», индивидуально занимаемся АВА-терапией.

– Как вы отнеслись к 3С-терапии, когда услышали о ней? Почему решили посещать курс?

– Сначала я посетила семинар, на котором директор по развитию Фонда помощи детям с аутизмом «Дитина з майбутнім» Ирина Сергиенко рассказывала о 3С-терапии: как ее используют, как она развивается в Румынии и т.д. Признаюсь честно: я не восприняла все услышанное серьезно. Тогда я подумала, что это обычная физкультура. Но потом наш педагог по АВА вместе со своей подопечной посетили некоторые занятия и очень положительно отозвались о курсе. Вот мы и решили попробовать. Я поехала сама и увидела, что это действительно не обычная физкультура, а что-то оригинальное. И если систему признали на международном уровне, значит, она работает. Мы начали заниматься.

– Как Милан вел себя, когда вы впервые привели его на занятие? Изменилось ли поведение сейчас?

– Можно сказать, что все прошло достаточно хорошо. Хотя он не знал, куда мы идем, но был достаточно спокоен, так как там не было ничего страшного (например белых халатов, которых он боится). Некоторое напряжение у него возникло разве что от огромного количества людей. Сначала Милан хотел избежать каких-то занятий, но я была с поощрением – жетонами. Теперь же мы работаем без них, иногда еще с поощрением, но это уже необязательно. Часто просто хвалим. Сейчас сын уже не плачет, когда едет на 3С-терапию. Но главное то, что в большинстве случаев он уже хорошо выдерживает занятия. Я отхожу более-менее на второй план, когда надо повторять упражнения за тренером или проходить полосу препятствий. Он все больше заданий выполняет самостоятельно. Милан понимает, что мы пришли работать, а не баловаться, поэтому старается. Я думаю, если мы позанимаемся еще хотя бы пару месяцев, то появятся еще более заметные успехи. В целом я довольна этими занятиями.

– Вы вспомнили о системе поощрения с жетонами. Расскажите, как она действует.

– Мы уже давно работаем по данной системе. Это подбадривает ребенка и дает ему временное понимание того, сколько будет длиться задание. Он понимает: когда соберет некоторое количество жетонов, то обязательно что-то получит. Это должно быть что-то мотивационное для него. Для Милана это скорее какая-то любимая еда. Маленький кусочек печенья – и он доволен. Это дисциплинирует. Когда ребенок плохо себя ведет, жетонов ему не даем. На 3С-терапии я сначала вешала картинку того, что он получит, например фото печенья. Сейчас же у нас наблюдается прогресс, и мы работаем вообще без жетонов.

– Есть ли у Милана любимое упражнение или то, которое он с легкостью выполняет?

– Он хорошо делает разминку и проходит полосу препятствия. Конечно, там есть некоторые сложные для него упражнения, но в целом он справляется. Интересно, что ему в помещении, где проходят занятия 3С-терапии, нравится лестница, которая ведет на второй этаж. Там он отдыхает до или после занятия. Это для него тоже своего рода поощрение и мотивация к работе.

– Как ваш сын относился к тренеру Полу Кожокару?

– Очень положительно. Милан чувствует людей, которые работают с особенными детьми, и тянется к ним. К тому же мой сын – тактильный ребенок. Поэтому часто он просто подходил к Полу и обнимал его. Сам Пол также поощрял детей, дарил им какие-нибудь маленькие сувениры, например деревянные фигурки.

– Вы планируете и дальше заниматься 3С-терапией? Есть ли у вас какие-то пожелания?

– Да, будем заниматься. У нас просто никогда ничего не «выстреливает» сразу, надо подождать некоторое время. Кроме того, у Милана же целый комплекс занятий, поэтому надеемся, что вскоре получим хорошие результаты. Относительно пожеланий, то хочу сказать, что все, о чем просят родители во время курса 3С-терапии, учитывается. Например, когда мы только начали посещать занятия, некоторые упражнения мы с Миланом не могли сделать вдвоем, нам нужен был третий человек. Поэтому специалисты, которые проходили курсы у Пола Кожокару, присоединялись и помогали нам справиться. Теперь же сын делает все даже без моей помощи. Также у меня был вопрос, почему парные упражнения делаются по типу «взрослый – ребенок», а не «ребенок – ребенок». Пол объяснил, что на начальном этапе стоят совершенно другие задачи, а взаимодействие детей между собой – это уже следующий уровень в системе 3С-терапии. Я рада, что здесь нас слышат, с нами говорят и учитывают наше мнение.

Электронный журнал «Аутизм сегодня» – 2016, Июнь

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*