«Наши труды дают результаты, которые закрепляются и помогают ребенку дальше в жизни»

«Наши труды дают результаты, которые закрепляются и помогают ребенку дальше в жизни» КИЕВ ЯНА ЮРЧЕНКО ПРОГРАММА НАША ДИТИНА ТЕСТИРОВАНИЕ УСЛУГА

Рассказываем об эффективности дистанционной программы «Наша дитина»

Два года специализированный сад для детей с особенностями в развитии «Дитина з майбутнім» (Киев) практикует уникальную услугу — индивидуальную программу развития ребенка «Наша дитина» для деток, которые не обучаются в саде.

Программа составляется по результатам тестирования (проверка уровня развития ребенка), которое проводится на территории сада группой специалистов. Это уникальная услуга, которая позволяет в краткие сроки понять возможности и потребности вашего ребенка и разработать индивидуальную программу, по которой в течение шести месяцев с ребенком могут работать специалисты или родители.

«Наша дитина» содержит детальные инструкции для педагогов и родителей. Эта услуга дает возможность проходить максимально эффективную реабилитацию в режиме домашних занятий. Она очень удобна для тех родителей, которые хотят дать ребенку максимум, но в силу различных причин не готовы или не могут ежедневно посещать специализированный детский сад полного дня.

Яна Юрченко, практический психолог детского сада «Дитина з майбутнім», является неотъемлемой частью команды профессионалов, которые составляют и ведут дистанционные программы индивидуального развития «Наша дитина» уже два года. В интервью она делится с нами своим видением эффективности такой работы, а также историями участников программы.

— Яна, расскажите, сколько семей успели воспользоваться программой развития ребенка «Наша дитина» с момента ее начала?

— По состоянию на январь этого года уже более 50 семей успели воспользоваться данной программой нашего сада.

— С какими проблемами чаще всего приходят и всем ли вы можете оказать помощь в рамках программы «Наша дитина»?

— Чаще всего у родителей нет понимания, как можно взаимодействовать со своим ребенком. Они не знают, как сделать так, чтобы ребенок услышал их и отреагировал, то есть мы видим неправильное развитие социального взаимодействия и отсутствие контакта между ребенком и родителем. Сюда же входят и такие проблемы, как отсутствие и непонимание речи. Не меньше родителей тревожит отсутствие правильного игрового поведения. Среди проблем поведения отмечают агрессию (как внешнюю, так и внутреннюю), деструктивное и странное поведение.

Мы стараемся помогать всем, но не устаем предупреждать: чем младше ребенок, тем эффективнее будет проходить коррекция, в том числе с помощью нашей программы. Все проблемы, которые волнуют родителей, мы видим во время первого этапа программы — первичного консультирования.

Как показывает практика, самая большая проблема семей в том, что с их стороны не хватает руководящего контроля над ребенком. В ходе консультаций по программе мы рассказываем родителям о функциональных сферах развития их ребенка, и они из обычных наблюдателей становятся участниками процесса на физическом и эмоциональном уровнях. Конечно же, это помогает им открыть для себя новые моменты в поведении ребенка и в общении с ним. Например, родителей настораживает, что ребенок монотонно играет предметом, который, по сути, игрушкой не является (постоянно крутит крышку от кастрюли). И они пытаются забрать у него такую «игрушку», на что получают протест: ребенок кричит, плачет, а родители, боясь сделать хуже и навредить своему ребенку, возвращают ему этот предмет. После наших тестов родители понимают, как можно переключить ребенка и вовлечь в правильную игровую деятельность.

Дальше родителям становится еще легче, ведь они получают подробную программу развития ребенка по всем функциональным зонам на полгода: восприятие, имитация, учебное, то есть социально приемлемое поведение, мелкая и крупная моторика, познавательная деятельность, зрительно-моторная координация, речь и понимание речи, социальные навыки, сфера самообслуживания. Также мы затрагиваем проблему питания и процесса организации сна, сенсорные нарушения, зрительный и физический контакт, эмоциональное поведение и стереотипные действия.

— Кто чаще всего работает дальше по программе с ребенком: другие специалисты или родители сами? Какие ваши рекомендации?

— Программа написана весьма понятным и доступным языком. Безусловно, она ориентирована в первую очередь на родителей. Но мы все прекрасно понимаем, что с этими вопросами родителям очень сложно справляться. Мы рекомендуем обращаться к специалистам, потому что в этих случаях нужен комплексный и многогранный подход. И данная программа является отличным подспорьем, своего рода дорожной картой в реализации всех перечисленных выше целей. Однако активная позиция родителей не менее важна: от их участия зависит как минимум половина результата.

— Какой процент семей возвращается к вам, чтобы попасть в сад на коррекцию или перетестироваться по программе?

— Как показывает практика, полугодовая программа на самом деле требует немного больше времени для ее реализации. Бывает, она растягивается и до года. Очень часто семья, которая приезжает на составление программы, пользуется ею только на протяжении того времени, когда находится в очереди на обучение в наш сад. Как только появляются места, детки начинают ежедневно посещать наш сад. Это прекрасно, потому что у нас еще не было случаев, когда семьи не добились бы того или иного желаемого результата. По статистике, 35—40% семей остаются в саде на прохождение реабилитации. А многие семьи, которые приезжают из отдаленных регионов или даже других стран, увозят эту программу к себе и там ведут просветительскую работу, делятся знаниями со специалистами и другими родителями, тоже столкнувшимися с этой проблемой. Они обязательно присылают отчеты, фото и видео. И мы помним всех этих деток!

— Какими результатами, как правило, родители гордятся больше всего, а какими гордитесь вы?

— Нам легче всего судить о достижениях тех детей, которые после дистанционной программы остаются в нашем саде: мы лучше их узнаем, видим больше их успехов. Однозначно самая большая наша гордость — это когда они выпускаются у нас и идут в обычный детский сад! Они становятся воспитанными, понимают взрослых, правильно выполняют просьбы. А какая у них эмоциональная отдача! Они имеют отличные академические и физические навыки для своего возраста. Мы даже часто переводим их в группы постарше, поскольку они прекрасно справляются и показывают высокие достижения. Я рада, что наши труды дают результаты, которые закрепляются и помогают ребенку дальше в жизни. Наша цель — это правильная социализация ребенка и его правильная коммуникация с внешним миром.

— Расскажите, пожалуйста, на конкретных примерах, что и за какое время можно откорректировать с помощью программы «Наша дитина»?

— Леся попала к нам на программу в возрасте одного года и семи месяцев. Два месяца родители работали по нашей программе дома, а потом начали посещать наш сад. У девочки было много нарушений в сфере взаимодействия и социального поведения, стереотипные движения, четкие маршруты, по которым нужно было следовать, выходя из дома. У ребенка были несформированные жесты, тактильная гиперфункция, непонимание, где мама/папа. Родители Леси еще раньше поняли, что ребенку нужна коррекция, и после получения нашей программы очень активно включились в работу и привлекли психолога. Спустя два месяца они пришли к нам в сад и мы увидели результаты: Леся намного лучше реагировала на окружающую ее среду, у нее появился жест «дай», она махала «пока». Благодаря программе родители успешно установили руководящий контроль над ребенком и начали развивать ребенка, научились переключать его или не давать входить в стимуляции.

— Какие самые успешные случаи у вас были?

— Очень хорошие результаты показал Андрей, который попал к нам в один год и четыре месяца. У него уже были явно сформированные проблемы, на которые родители обратили внимание: задержка развития и поведенческие нюансы, с которыми родители сами справиться не могли. Они обратились к нам и получили рекомендации и программу, по которой работали полгода. После этого ребенок пошел в обычный детский сад, родители очень довольны его достижениями. Они отмечают, что специалистам, которые пользовались нашими рекомендациями, было очень комфортно работать. У мальчика были успехи и в имитации, и в познавательной деятельности, появилась речь и ее понимание.

— Случались ли провалы, когда эффективность программы была ниже ожидаемой? Почему?

— У нас был случай, когда результаты работы программы наблюдались, но не такие эффективные, как у других деток или как могли бы быть, если бы ребенок проходил коррекцию в нашем саде. Так, мальчик показал улучшения в поведенческом аспекте, во взаимоотношениях с родителями, но этого маловато. Жизнь ребенка необходимо наполнить еще и правильной деятельностью.

Тут можно отметить несколько факторов: возрастной порог ребенка (чем он младше, тем успешнее проходит реализация всех целей, прописанных в программе) и участие родителей и специалистов в прохождении программы. Да, мы пишем ее очень доступно и просто, чтобы каждый мог понять ее и воспользоваться. Но не всегда родители посвящают себя этому на все сто процентов, не всем удается воспитать в себе еще и педагогов. Самый лучший результат появляется тогда, когда над программой качественно работают и родители, и специалисты на местах, когда сохраняется структура подхода.

— Кто из детей программы запомнился вам больше всего?

— Миша попал к нам, когда ему было 1,8 года. И это тот пример, когда результаты прекрасны, даже когда с ребенком по нашей программе работает только мама! После того как мы его тестировали и дали свои рекомендации, прошло чуть больше года. Мише понадобилось 8—9 месяцев, чтобы осилить программу. Но мама очень благодарна нам, потому что у ребенка начался прогресс в развитии, пропало много аутистических черт и он смог спокойно пойти в обычный сад. А для детей с аутизмом это большое достижение!

Если у вас появилось желание воспользоваться услугой и получить все ее преимущества, обращайтесь: http://childfuture.kiev.ua/ru/contacts

«Аутизм сегодня» журнал

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*