Валентина Хиврич: “Больше всех к инклюзивному образованию готовы дети”

Керівниця директорату інклюзивного та позашкільної освіти МОН Валентина Хіврич. ірц, валентина хиврич, инклюзивное образование, общество, особыми образовательными потребностями

На каждого ребенка с особыми образовательными потребностями, обучающегося в инклюзивном классе, выделяется на год по 25 000 грн

Керівниця директорату інклюзивного та позашкільної освіти МОН Валентина Хіврич. ірц, валентина хиврич, инклюзивное образование, общество, особыми образовательными потребностями

Словосочетание “инклюзивное образование” стало одним из трендов современного общества. А формирование инклюзивной образовательной среды считается одним из приоритетных заданий в процессе построения НУШ (новой украинской школы). Что удалось сделать МОН за два года реформы, на что тратятся деньги, которые выделяет государство, и что еще предстоит сделать? Обо всем этом “ДС” узнала у главы директората инклюзивного и внешкольного образования Валентины Хиврич.

– За прошедший учебный год в Украине количество школ, где введена инклюзивная форма образования, выросло на 42%, а детей, которые их посещают, стало больше на 51%. Можно ли говорить, что реформа инклюзивного образования в Украине проходит успешно?

– Всеукраинский эксперимент по внедрению инклюзивного образования, инициированный Фондом Порошенко, стартовал в 2016 г., новый Закон “Об образовании” принят в 2017-м, а уже в 2018-м МОН совместно с органами исполнительной власти и местного самоуправления создало сеть из 561 ИРЦ (инклюзивно ресурсных центров).

Одновременно была ликвидирована сеть психолого-медико-педагогических комиссий (ПМПК), которая вместо оценки потребностей и сильных сторон ребенка выдавала детям диагнозы. По последним данным, почти 12 тыс. учеников по всей Украине обучаются в инклюзивных классах. Почти 3 тыс. детей обучается в инклюзивных группах в дошкольных учреждениях. И, по моему мнению, это огромный прорыв, потому что каждая четвертая школа в нашей стране имеет минимум один инклюзивный класс. Я, называя вам цифры, все время произношу слово “почти”, потому что количество детей постоянно увеличивается. Причина проста: если ваш ребенок нуждается в особых образовательных потребностях (это подтверждается заключением ИРЦ), то руководство школы, в которую вы обратились на протяжении учебного года, обязано сразу принять ваше заявление и создать инклюзивный класс, не дожидаясь 1 сентября.

Еще одно наше достижение состоит в том, что в каждом инклюзивном классе предусмотрен ассистент учителя, который раньше работал на полставки. Сейчас это полная ставка. Значит, желающих занять эту должность будет больше, а учитель сможет без ущерба для учебного процесса уделять внимание всем детям. Именно поэтому мы сняли ограничение на количество учащихся в инклюзивном классе. Ранее предполагалось, что их может быть не более 25. Теперь их может быть больше. И в этом нет ничего плохого. Ведь по сути в таком классе будет два учителя.

– Какие функции выполняет ассистент учителя в инклюзивном классе?

– Он помогает учителю организовать работу и наладить учебный процесс так, чтобы каждый ребенок смог получить качественные знания и развиваться согласно своим возможностям и способностям. Если кто-то из учеников что-то не расслышал, не успел найти в книге нужный параграф, то в этом ему помогает ассистент учителя. Если педагогу необходимо больше времени уделить ребенку с особыми потребностями, то помощник работает в это время с другими детьми.

Родителям не стоит бояться того, что их ребенок будет учиться в инклюзивном классе. Ведь по сути, я повторюсь, с их детьми будет работать два учителя.

– Наше общество еще не научилось до конца быть толерантным к детям с особыми потребностями. Да и учителя не всегда знают, как с ними работать…

– Знаете, оказалось, что больше всех к инклюзивному образованию готовы именно дети. Они очень спокойно воспринимают одноклассников с особыми потребностями. Я считаю, что чем чаще дети с инвалидностью буду появляться в обществе и чем раньше они начнут общение со сверстниками, тем более толерантным и милосердным будет наш социум.

Инклюзивно – это значит доступно и удобно для каждого члена общества. К примеру, если в доме или в школе сделают пандус – это будет удобно не только для человека, передвигающегося с помощью коляски, но и для мамы с младенцем, и для пожилого человека. Если на вокзале сделают полосу для слабовидящих, которая показывает, как дойти до метро, то для человека, который впервые оказался в городе, это тоже будет удобно. Самый яркий пример инклюзивности во всем мире – это международные аэропорты. Там все люди, даже не зная языка, довольно легко, пользуясь указателями, ориентируются и находят все необходимое. И Министерство делает все для того, чтобы наши учреждения образования стали такими же удобными для всех.

– Как сами учителя воспринимают перспективу преподавать в инклюзивных классах?

– Многие боятся. Особенно те, у кого никогда не было опыта преподавания для детей с особыми потребностями, потому что их просто этому не учили. До сих пор в высших учебных заведениях отдельно учат педагогов для обычных школ и отдельно тех, кто будет преподавать в специальных. И ни у кого нет опыта преподавания, за исключением последних двух лет, в инклюзивных классах. Это огромная проблема. Безусловно, учителям начинать работать в инклюзивных классах очень сложно, им приходится много читать, более тщательно готовиться к урокам, но в тоже время они развиваются как профессионалы. Родителям, у которых дети с особыми потребностями, мы рекомендуем заранее прийти в школу и рассказать об особенностях своего ребенка, чтобы школа смогла подготовиться к процессу обучения.

– Что конкретно делает МОН, чтобы помочь учителям?

– Министерство в первую очередь отвечает за выработку политики и ее реализацию. А это значит: готовит проекты законов, постановлений КМУ, приказы, организовывает обучения “тренеров для тренеров”, которые уже на местах проводят тренинги и семинары для педагогов, работающих в ИРЦ, смешанных классах. Используем опыт других стран и наработки наших коллег, работающих в специальных учреждениях. Как правило, в каждой области они есть. И у педагогов, работающих в них, накоплен огромный опыт работы с разными категориями детей. Мы рекомендуем непосредственно на местах делать однодневные или двухдневные семинары-тренинги, посвященные тому, как работать, например, с детьми-аутистами. В следующий раз подобный семинар посвятить тому, как работать со слабовидящими детьми.

– Директора школ жалуются, что коррекционных педагогов, дефектологов, реабилитологов не хватает – они не хотят работать за мизерные 30 грн, которые получают за урок.

– Государство выделяет средства на коррекционно-развивающие уроки. Эти деньги может получать любой учитель, с которым дирекция заключит договор. Это так называемая инклюзивная субвенция, которая выделяется на каждого ребенка с особыми потребностями. Правда, судя по отчетам, выделенные деньги на коррекционные занятия использованы в учебных заведениях всего лишь на 30%. А все потому, что, к примеру, в Киеве городской совет до марта месяца не принял решение о распределение этих средств по районам. Что это значит? Деньги от государства пришли, но до конкретных получателей так и не дошли. Потому что депутаты городского совета не посчитали этот вопрос важным и первоочередным.

– А сколько вообще денег выделило государство?

– На каждого ребенка с особыми образовательными потребностями, обучающегося в инклюзивном классе, выделяется на год по 25 000 грн. И на каждого такого ребенка в дошкольном учреждении – по 17 000 грн. Из этих денег администрация школы или садика имеет право взять 30% на то, чтобы обустроить рабочее место конкретного ребенка и закупить все необходимые учебные материалы, исходя из его потребностей. Я знаю, что многие учителя жалуются на то, что нет специальных учебников для детей с особыми потребностями. Однако, считаю, что они не всегда нужны. Если ребенок учится со всеми, то вместе с одноклассниками он должен участвовать в учебном процессе. И желательно, чтобы учебники были одинаковыми. Конечно, это не касается особых случаев, когда дети учатся по модифицированным программам.

– Инклюзивно ресурсных центров (ИРЦ) сейчас в Украине уже более пятисот. Будете ли увеличивать их количество?

– На сегодняшний день ИРЦ 561, до конца года должно открыться еще 87 подобных центров. Инклюзивно ресурсные центры – альтернатива психолого-медико-педагогической консультации, которая была одна на всю область. Как правило, за 20 минут она ставила лишь диагноз ребенку, не давая родителям никаких дальнейших рекомендаций. ИРЦ работают абсолютно по другому принципу. В каждой области работает от 20 до 35 таких центров. Здесь более тщательно обследуют ребенка, проводят глубокую оценку его потенциальных возможностей. Диагностика может длиться до 10 дней, с ребенком работают психологи, логопеды, дефектологи. Более того, в этом году специально для ИРЦ мы закупили 500 комплектов из пяти международных сертифицированных методик, адаптированных к украинским реалиям. Они позволяют правильно определить потребности и возможности ребенка. Ведь не секрет, что многие родители, чтобы понять, что не так с их ребенком, продают квартиры и едут в Израиль или другие страны за точным диагнозом. Так вот, хочу сказать, что и в других странах, изучая потребности ребенка, работают, в том числе, по таким же методикам, как и мы.

Сейчас наш директорат уделяет огромное внимание обучению специалистов, которые будут работать по этим методикам. Сегодня у нас есть 37 сертифицированных специалистов, которые могут обучать других, и 408 сертифицированных эксперта, которые могут работать по этим методикам. До конца года предусмотрено дополнительное приобретение комплектов методик для новосозданных ИРЦ и, соответственно, будем продолжать учить пользователей.

– Какие планы МОН относительно инклюзии на ближайшее время?

– На данный момент мы думаем над тем, чтобы ввести должность тьютора. Это не просто сопровождающий, который будет помогать ребенку есть, ходить в туалет, а человек, который будет его учить этому. Также мы хотим расширить функционал наших ИРЦ, чтобы они не только выдавали заключение и рекомендации, а чтобы при них работали психологи, которые могли бы оказывать консультативную помощь педагогам, родителям; группа раннего вмешательства, в которой специалисты из разных областей будут обучать родителей, как обустроить и сделать комфортной жизнь ребенка с особыми потребностями, как его развивать. Ведь чем раньше начать работать с таким ребенком, тем больше шансов та то, что он быстрее адаптируется в обществе, лучше социализируется. Ведь детей, которые не имеют потребностей, – нет, просто одни имеют типичные, обычные потребности, которые уже предусмотрены социумом, а другие – особые. И если им создать необходимые условия, они смогут жить полноценной жизнью. Сегодня весь мир говорит о том, что современное общество должно быть безопасным и инклюзивным. И мы стремимся к этому.

Марина Ситник

Напишіть відгук