Мальчишки сторонились Никиты и откровенно над ним насмехались

Мальчишки сторонились Никиты и откровенно над ним насмехались ЖИЗНИ РАБОТУ

  1 27 185434013 1Когда врачи заподозрили у Ирины что-то неладное, она запаниковала. УЗИ показало: есть беременность. Но чудо грозило обернуться несчастьем. Муж успокаивал: «Не изводи себя! Может, еще минует». Не миновало. Никитка родился с синдромом Дауна. «Взгляните, похож на вас и вашего мужа?», — спросила акушерка, подготавливая к горькому известию. Ирина вздохнула: «А на кого ж ему еще быть похожим?.. Ой, какие маленькие глазки!». Женщины в палате шушукались, медсестры сочувствовали. А они с мужем были счастливы. Пусть не такой, как все! Зато свой, родной! Будет расти, улыбаться, требовать заботы и тепла. Это же здорово!

Говорят, первые годы жизни — самые трудные. Сколько внимания надо малышу! Но Ирина летала, словно на крыльях. Меняла подгузники, кормила, поила, пела колыбельные. У мужа тоже не сходила с лица улыбка. Возвращаясь с работы, первым делом направлялся в детскую. Садился возле кроватки и начинал разговор с сыном: «Ну что, крепыш? Как дела? Смеешься? Правильно. Все у нас будет хорошо».

Сложности начались позже, когда Никитка стал ходить, потом говорить. Спортивная секция, плавательный бассейн, массаж — целыми днями Ирина крутилась как белка в колесе. Привыкла распределять дни по минутам. Пришлось бросить любимую работу и полностью посвятить себя ребенку. Но все бы ничего. Проблемой из проблем стала школа. Учителя приходили на дом. А у родителей сжималось сердце: малыш оторван от мира, не общается со сверстниками. Соседские мальчишки сторонились улыбчивого и доверчивого Никиты, откровенно насмехались: «Эй ты, Даун!». Добраться до ребячьих сердец не так-то просто. Трудно почувствовать боль, когда самого не коснулось.

Долгое время в нашем обществе делили детей на обычных и тех, кому в массовой школе не место. В специнтернат, изоляцию, — пожалуйста. Но разве это выход — отрывать слабых и беззащитных от семьи, домашнего тепла, реальной жизни, еще больше усугублять трагедию? А как же помочь?

В странах Европы давно пришли к выводу: если с малых лет больные и здоровые дети воспитываются вместе, выигрывают обе стороны. Ограниченные в своих возможностях становятся более уверенными и сильными, а те, кто рядом, — добрее и отзывчивее. Но это там. У нас же первые ростки инклюзивного образования только-только начали пробиваться. В августе этого года Кабмин Украины принял постановление о порядке организации такого обучения в общеобразовательных учреждениях. Непросто пересмотреть устоявшиеся нормы, программы, перестроить сознание людей. К тому же школьные классы, коридоры, лестничные пролеты, как правило, не приспособлены для учеников с физическими недугами. Нет пандусов, поручней, лифтов. Да и откуда им взяться?

  1 27 soc2 3Разумеется, мы — не Европа. И пока не готовы принять нетрадиционную систему образования полностью. К тому же к столь деликатному и щепетильному вопросу по-разному относятся учителя и родители.

— У дочери травма позвоночника, — рассказывает отец тринадцатилетней Кристины. — Раньше, в 1—3-м классах, носил на руках. Теперь, когда надо переходить из одного кабинета в другой, ей приходится обучаться дома. Коляска проблемы не решает, а бросить работу не могу. Кристина, конечно, тоскует. Но что поделать?

— Интересно, гуманно. Однако на практике новая методика видится далеко не в розовом цвете, — делится опытом педагог со стажем Антонина Яворская. — Тяжелый недуг — не шутка. Требуются индивидуальный подход, дополнительное время. А где его взять? Вот и получается: крутишься возле одних, чтобы не зря просиживали на уроке, другие же, пользуясь моментом, бездельничают. А программа не ждет. Надо идти вперед.

— Рядом с сыном сидит умственно отсталый ребенок. Слюна течет, голова в сторону клонится, — высказывает свое отношение к инклюзивному обучению еще одна родительница. — Знаю, надо быть добрее, милосерднее. Учу этому Антона. Он, конечно, помогает однокласснику, но пока в ущерб себе. Что-то не успел, не услышал. Неужели нельзя как-то иначе построить учебный процесс?

Парадоксальность ситуации очевидна. Дети с особенностями развития должны иметь такие же возможности, как и другие, а, стало быть, учиться в тех же классах, но по специальным, коррекционным программам. У здоровых же ребят — свои цели и задачи.

Пока что, как это зачастую бывает, все строится лишь на голом энтузиазме. Финансовая сторона вопроса буксует. Требуются немалые средства, чтобы внедрить инклюзивное образование в том идеальном виде, в каком оно должно быть. Разговоры ведутся, кое-что делается, но весьма осторожно, сдержанно. Мы как бы все еще в стороне от подобных проблем.

— Увы, абсолютно здоровых детей все меньше и меньше. Таковы реалии. Крест ставить ни на ком нельзя, — считает директор симферопольской гимназии № 1 им. К. Ушинского Игорь Ковалев. — Сегодня — беда, завтра — удача. Никто ни от чего не застрахован. Важно с малых лет приучаться сочувствовать и помогать. Тогда и взаимоотношения в обществе будут иными. Что делать ребенку дома одному? Пусть даже в тепличных условиях? Ни мама, ни папа не смогут помочь по-настоящему приспособиться к жизни. Только общение, непосредственный контакт дадут силы бороться дальше.

— Мы уже начали работу в этом направлении: в рамках всекрымской программы, канадско-украинского проекта, — отмечает директор общеобразовательной школы-лицея № 3 имени А. Макаренко Елена Гордиенко. — Есть определенные результаты, и они радуют. Приняли 9 ребят-инвалидов. Они многое преодолели, выбрались из домашних стен и теперь постепенно включаются в общий учебный процесс, участвуют во внеклассных мероприятиях. Чтобы уделить им больше внимания, параллельно с преподавателями работают ассистенты — по своему плану. Замечаний и жалоб со стороны родителей нет. К тому же перед началом учебного года мы провели беседы, анкетирование. Многое еще предстоит. Ведь надо не только освоить новую методику, но и психологически перестроиться. Пока инклюзивное образование коснулось только начального звена. Но дети растут, переходят в старшие классы. В перспективе школа станет доступной и колясочникам. Появятся пандусы, специально приспособленные туалеты. Городские власти решают эту задачу.

После таких слов в сердце затеплилась надежда. Неужели шагнем в цивилизованное общество, где каждый будет иметь право на достойную жизнь? Похоже, родители Никиты тоже в это верят. И не отчаиваются. Пробовали обучать сына в обычной школе. Учителя поддерживали, приветливо улыбались. Но сам Никитка не потянул. Слишком велика нагрузка. Видел, как легко справляются одноклассники. Понял: он не такой. Загрустил, замкнулся. Чтобы окончательно не сломить волю ребенка, его снова перевели на домашнее обучение. Пусть пока все остается, как есть. А там время покажет.

Симферополь

Елена Зорина

Крымские известия

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*