Детские садики для особенных малышей

Детские садики для особенных малышей ДЦП АУТИСТЫ РЕАБИЛИТАЦИИ

Школьное и дошкольное образование детей с ограниченными возможностями организовать проблематично. Очень важно дать ребенку нужные знания в нужное время. Первоначальный этап формирования интеллекта – от рождения до трех лет. На этом этапе развития родители должны проследить, чтобы малыш развивал мелкую моторику, познавал мир: он должен рисовать, играть с другими детками, все щупать и «пробовать на вкус». Задача усложняется, если, ко всему, ребенок еще и «особенный».

Многие детки с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна и другими заболеваниями при надлежащем уходе и воспитании могут вполне приспособиться к жизни, научиться самостоятельно себя обслуживать. Но они не могут заниматься в обычном детском садике, школе, дополнительных кружках, ведь такому ребенку нужен особенный уход и специальная программа. Прикованные к инвалидным коляскам дети получают школьное образование только на дому.

Несмотря на все эти трудности, в нашем городе все же есть возможность дать особенным детям необходимые знания и реабилитацию. Специалисты отмечают, что дети могут интеллектуально совершенно не отличаться от физически здоровых сверстников, но для этого с ними нужно начать работать как можно раньше.

Паралич всей семьи

В Запорожском городском территориальном центре социального обслуживания (предоставления социальных услуг) мы узнали, что отделения социальной реабилитации детей-инвалидов существуют в каждом районе города. Что собой представляют эти отделения, «Улице Заречной» рассказал Александр Косач, заместитель директора территориального центра.

Родители или другие ответственные лица приводят ребенка в отделение, где он, согласно индивидуальной программе реабилитации (ИПР), занимается с разными специалистами: дефектологом, психологом, физреабилитологом, специалистом по ЛФК (лечебная физкультура). Такие занятия проводят 2-3 раза в неделю, по несколько часов в день.

Эти мероприятия полностью проблему не решают, ведь есть острая необходимость занять особенного ребенка на целый день, чтобы он был как «нормальные дети в садике», а родители в это время ходили на работу. «Паралич ребенка часто парализует всю семью», – говорила Ирина Александрова, директор городской ассоциации родителей детей-инвалидов «Надежда», о которой мы писали в одном из предыдущих номеров. Если ребенок не может сам передвигаться, хоть минимально обслуживать себя (ходить, кушать, одеваться) – то с ним постоянно должен быть помощник. Если прикованный к креслу ребенок желает получить образование, то родные весь свой график строят вокруг его расписания. А обучение вне дома (в обычном университете, например) вообще отдельная история.

История начинается…

Кроме отделений социальной реабилитации город может предложить таким семьям группы дневного пребывания для деток с ограниченными возможностями. Одна такая группа есть в Заводском районе. В Коммунарском – две, и еще группа круглосуточного пребывания.

Работа в группах дневного пребывания как раз альтернатива детским садам. Кроме работы с психологами, дефектологами, логопедами и другими специалистами (в зависимости от ИПР), детки посещают урок музыки, ходят на прогулку, кушают и спят. Но сюда не возьмут ребенка в инвалидной коляске. Здесь находятся дети с разными отклонениями, но они должны хоть немножко уметь передвигаться. Ребенок на коляске, или вообще лежачий, требует фактически отдельного человека, который будет с ним постоянно заниматься (выносить на ту же прогулку, например).

В круглосуточную группу ребенка возьмут, если родители работают посменно и не могут забирать его каждый день.

Садик для особенных детей

Юлия Зимакова, заведующая отделением социальной реабилитации в Коммунарском районе, рассказала, как построена работа с детками-инвалидами в подобных заведениях: «В группах полного дня сейчас по 10 человек, хотя должно быть по 8. Для них есть завтрак, обед и полдник (в группе круглосуточного пребывания еще ужин), послеобеденный сон и прогулка, все как в детском саду. Плюс еще реабилитация по ИПР. В круглосуточной группе дети занимаются с понедельника по пятницу, на выходные их забирают. Здесь находятся дети с синдромом Дауна, аутизмом, другими отклонениями и с ДЦП, но такие, которые хоть немножко передвигаются самостоятельно».

«Когда нужно вывести деток на прогулку, мы просим весь обслуживающий персонал, чтобы они приходили в группу и помогали с этим справиться. Детей на коляске взять не можем…», – говорит заведующая.

Единственный способ устроить «колясочника» на полный день и дать возможность родителям работать – привести его в частный центр. В Запорожье есть организация «Прометей», куда принимают деток разных возрастов и с любыми отклонениями в физическом или умственном развитии. Занятия тут платные, зато родители отмечают, что обучение в этом саду идет на пользу, заметно повышает уровень развития ребенка.

Платить или не платить?

Мы обратились в центр «Прометей», где, кстати, считают, что несколько часов работы со специалистами пару раз в неделю (то, что предлагает тер.центр) – мало, чтобы считать это реабилитацией ребенка-инвалида. «Дефектолог, логопед и другие специалисты должны с ребенком вместе ползать на коврике, играть в игрушки, чтобы можно было попутно проводить реабилитацию. Они должны делать это каждый день с утра до вечера, а не полчаса в кабинете, – говорит Анжелика Псарева, директор центра. – Этим детям нужна не физкультура, а упражнения, которые помогают им адаптироваться в быту. Чтобы, к примеру, свитер надеть, нужно его вывернуть, повернуть «лицом», поднять руки – этого многие дети не могут. Самое главное – научить тому, что точно пригодится в жизни: как-нибудь передвигаться, самостоятельно ходить (или хотя бы проситься) в туалет, кушать, одеваться». В этом центре занимаются детки дошкольного возраста – учатся писать, читают букварь, рисуют. Рядом оборудована квартира, по типу детсада, для малышей.

Результат налицо

Сюда почти всех приводят в памперсах (неважно, сколько им лет), многие из них на колясках, бывают даже лежачие дети. Но со временем все начинают ходить. Некоторые с помощью, держась за стеночку, но все же понемножку передвигаются. Со временем их отучают от памперсов, учат говорить, рисовать, писать.

Удивило то, что здесь все дети разговаривают. Даже аутисты! Которые обычно «в себе», эмоций не выражают, на контакт не идут. Но здесь было даже трудно распознать их среди остальных деток: абсолютно все «болтают», подходят, что-то дают в руки, смотрят в глаза, улыбаются.

Аутисты так отстранены и безразличны, настолько погружены в себя, что со стороны может показаться, что они глухие. Несмотря на то, что знания бывают чуть ли не энциклопедические, абстрактного мышления у них нет – ведут себя как маленькие роботы: постоянно нужно повторять, что делать в повседневных ситуациях.

У них есть личностное пространство и в него нельзя вторгаться. Каждый новый предмет, новый человек рядом вызывает у них крик. Ручки – словно оголенные нервы. За что бы они ни брались – крик. Пару недель воспитатели ждут. Когда ужас от «нового» мира понемногу проходит, дети-аутисты начинают брать предметы, допускать к себе людей, потом говорить «на своем языке», откликаться, делать то, что просят.

Понять нашу речь для них – то же самое, что нам понять китайский язык. Чтобы выучить иностранный язык, нужно начинать с азов: вычленять отдельные слова, звуки и понемножку усложнять. Для аутистов наша речь, как шум, но у них отлично развита зрительная память. Поэтому им показывают разные предметы на картинках, называют их и так они понемножку запоминают, начинают понимать, что им говорят.

Дети с ДЦП – это обычные дети. Они часто отстают в развитии, не потому что болезнь это предполагает, а потому, что не имели возможность, как другие дети, ходить, смотреть, все щупать, играть, то есть, как было сказано выше, «заполнять все виды восприятия». Воспитанники этого центра с ДЦП умеют ходить, читать и будут учиться в обычной школе. Более того, по словам Анжелики, некоторые из них сейчас больше готовы к школе, чем их физически здоровые ровесники.

«Это не волшебство – это обычные результаты, если с ребенком правильно заниматься. Главное не упускать время. Первый интеллект формируется от 0 до 3 лет. Мы должны «заполнить» все «файлы» в мозгу, все виды восприятия. До 5 лет растет мозг, если до 5 лет вы не дали ему все, что положено «детского», то ему уже неоткуда будет брать «взрослое»: химию, физику, социологию, – говорит Анжелика. – Нужно принять диагноз и сделать все возможное, чтобы ребенок именно с его ограничениями в возможностях научился нормально жить, как можно лучше приспособился, адаптировался, а не ждать чуда и упускать время, или отчаиваться, жалеть себя, что тоже отнимает время».

Татьяна Нехай

«Улица Заречная»

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*