«Я не могу ходить, но учусь в обычной школе»

«Я не могу ходить, но учусь в обычной школе» ОБУЧЕНИЕ ПАНДУС ШКОЛЫ

  1 29 5 foto 1Когда я зашла во 2-й класс Карповецкой средней школы Чудновского района сразу не заметила ту самую Вику Грицык, ради которой приехала. На первый взгляд девочка ничем не отличается от сверстников, сидящих за партами. Но когда к одной из парт подкатили инвалидную коляску и Вика ловко перебралась в нее со стула, я убедилась в том, что ребенок действительно не может сам передвигаться. Разве что ползком, опираясь на руки. Вся нижняя часть ее тела обездвижена.

Обычная сельская школа в Карповцах – первая и пока единственная из государственных школ области, где учится неходячий ребенок. Еще каких-то 2-3 года назад такие дети и мечтать не могли об обучении в обычных школах вместе со здоровыми детьми. Они находились либо в специнтернатах, либо на индивидуальном обучении (когда учителя приходят на дом). Но с прошлого года в Украине стал активно внедряться процесс инклюзивного обучения, то есть создаваться условия для детей с особыми потребностями для обучения в массовых школах. Это обычная практика европейских стран, и мы теперь перенимаем их опыт. Но одно дело – разработать программу на бумаге и совсем другое – воплотить ее в жизнь.

НА СТРОИТЕЛЬСТВО ШКОЛЬНОГО ПАНДУСА ГОСУДАРСТВО ДЕНЕГ НЕ ВЫДЕЛЯЕТ

– Викуль, ты поела? – заботливо спрашивает ее мама Галина Михайловна. Все второклашки отправились на обед в столовую, а Вике принесли еду в класс. Ехать в столовую на коляске проблематично. Ребята к этому уже привыкли. С появлением Вики в их школьной жизни многое изменилось…

– В прошлом учебном году, когда Вика пошла в первый класс, ей по состоянию здоровья было предложено индивидуальное обучение на дому, – рассказывает директор школы Ирина Мельник. – Но вскоре ко мне пришла ее мама Галина Михайловна и стала просить, чтобы эти индивидуальные занятия проводились в самой школе. Она объяснила, что Вика тоскует по общению со сверстниками, мечтает хотя бы иногда сидеть на уроках вместе с ними. И я под свою ответственность разрешила привозить ребенка в школу, хотя об инклюзивном обучении нам официально еще не объявляли и мы работали по старой системе. Но тут я столкнулась с первыми проблемами: во время очередной проверки прокуратура выявила, что в нашей школе не созданы условия для детей-колясочников, а именно – не оборудован пандус. Как выяснилось, на эти цели бюджетные средства не предусмотрены и вся ответственность за наличие пандуса возлагается на дирекцию школы. Где было взять средства? К счастью, школе помог наш председатель сельсовета – выделил и деньги, и стройматериалы. Так что к началу нынешнего учебного года, когда нам уже официально объявили о внедрении инклюзивного обучения, пандус был построен. Но пандус – это далеко не решение всех проблем…

Как объяснила Ирина Валентиновна, сложность состоит в том, что пандусы на всех лестницах многоэтажной школы не установишь. По всем архитектурным нормам они там просто не поместятся, поскольку лестницы узкие. Это значит, что Вика не сможет на коляске подняться в актовый зал и другие аудитории школы.

– Я уже думаю о том, как организовать обучение детей после четвертого класса, когда начнется кабинетная система, – озабоченно продолжает директор. – Наверное, этот класс будет обучаться стационарно на первом этаже и преподаватели-предметники сами будут ходить к ребятам. Единственная сложность в проведении уроков химии, поскольку кабинет химии специально оборудован для таких занятий. Но мы что-нибудь обязательно придумаем…

В КЛАССЕ ДЛЯ ВИКИ ОБОРУДОВАЛИ СПЕЦИАЛЬНЫЙ УГОЛОК ОТДЫХА

В классе по инициативе учительницы Катерины Когут оборудовали специальный уголок для девочки, отгородив его шкафом, где мама может Вику переодеть, поправить одежду, умыть и так далее (ребенок вынужден постоянно пользоваться подгузниками в силу физиологических особенностей). Катерина Борисовна даже купила коврик для Вики, где ребенок может отдохнуть от долгого сидения за партой. Но самое главное для учителя – создать такую атмосферу в классе, чтобы и Вика, и ученики чувствовали себя вместе комфортно. В школе нет психолога, который бы взял на себя психологический аспект. И поэтому этот колоссальный труд лег на плечи учителя, за который, кстати, педагогу никто не доплачивает. Но Катерина Борисовна справляется отлично.

«МНЕ В ШКОЛЕ ХОРОШО. И МАМА МЕНЬШЕ ПЛАЧЕТ»

Когда я попросила учеников второго класса рассказать о Вике, все стали наперебой кричать, что это очень добрая, не жадная и воспитанная девочка. Было очевидно: дети ее любят и в обиду не дадут. В наш жестокий век это неоценимо. А сама Вика призналась: “Мне хорошо в школе. И так много друзей!”.

– Период привыкания в классе длился примерно месяца три, – рассказывает учительница Катерина Когут. – Поначалу каждый вечер у Вики случались истерики. Девочка никак не могла смириться с тем, что не может на перемене бегать и играть с одноклассниками, а на утренниках вместе с ними танцевать. Она способная, но соображает медленнее, чем другие. Непросто было научить ее писать – руки-то у нее сильные, а развитие пальчиков заторможено. Математика дается хуже, чем другие предметы, но в целом мы справляемся.

К таким детям по существующим нормативам прикрепляется воспитатель – ассистент учителя, который неотлучно находится с ребенком первые три урока и объясняет все, что непонятно. Учителю не нужно лишний раз отвлекаться и что-то повторять специально для этого ребенка, что облегчает учебный процесс.

– Поначалу дети никак не могли понять, почему Вика постоянно со мной разговаривает на уроке, – включается в разговор ассистент учителя Татьяна Вигура. – У девочки немного замедлен темп мышления, и мне приходится ей детально объяснять те или иные моменты прямо по ходу урока. И пока класс решает пять задач, мы скрупулезно разбираем две. Тем не менее не могу сказать, что она сильно отстает от сверстников.

Для того чтобы Вика не комплексовала и повысила свою самооценку, в классе часто организовывают кукольный театр. Например, прочитают сказку – и сразу же ставят по ней кукольный спектакль. Вот где нет равных Вике! Она вместе с другими находится за ширмой, и никто не видит ее коляску, зато слышит и восхищается ее игрой. Это вдохновляет и окрыляет. Вика выступает наравне с другими и не чувствует себя ущербной.

– Я очень благодарна всем: учителю, ассистенту и директору школы, – признается мама Вики Галина Михайловна, которая каждый день привозит дочь в школу и остается с ней до окончания уроков. – Мой ребенок живет интересами класса, дружит с детьми, которые ее утром встречают, а после уроков провожают до ворот школы. Вика сильно обделена судьбой, а если еще забрать у нее школу, то что останется?

Галина Михайловна рассказала мне, что ее дочь родилась с позвоночной грыжей, которую прооперировали в день ее рождения. Но, видимо, неудачно. Нижняя часть тела ребенка навсегда осталась неподвижной. Ей предлагали отдать Вику в интернат, но мать и слушать не хотела. Женщина уверена: ребенок должен постоянно находиться среди сверстников, причем в обычной школе. Иначе никак…

ДЛЯ ИНКЛЮЗИВНОГО ОБУЧЕНИЯ ОДНОГО ЖЕЛАНИЯ РОДИТЕЛЕЙ МАЛО

– Что нужно для того, чтобы ребенок-инвалид был зачислен в обычную школу? – спрашиваю у главного специалиста управления науки и образования Житомирской облгосадминистрации Зинаиды Лавренчук.

– Кроме желания родителей и самого ребенка, необходимо получить разрешение областной психолого-медико-педагогической комиссии. Это единственная организация, которая имеет право выдать разрешение на инклюзивное обучение. В нашей области свыше 90 детей с особыми потребностями прошли эту комиссию и учатся в обычных школах. Однако таких тяжелых детей, как Вика, всего двое. Еще один мальчик, который не может сам передвигаться, учится в одной из частных житомирских школ. А остальные дети-колясочники – либо в Потиевской спецшколе-интернате, либо на индивидуальном обучении. Ведь далеко не все родители готовы взять на себя ответственность и огромный объем работы: привозить, увозить, ухаживать, учить уроки и так далее…

Что касается пандусов, то, по словам Зинаиды Ивановны, они есть во многих учебных заведениях области, но далеко не везде. И поскольку целенаправленно деньги на их строительство не выделяются, каждый директор школы выходит из ситуации как может. Пандусы часто сооружаются из подручных средств без соблюдения соответствующих нормативов (угол наклона, материал и так далее). Требовать от них чего-то большего в такой ситуации несправедливо…

Когда я покидала школу, Вика тихонько спросила у мамы: “Ты уже больше не плачешь?”. И мама постаралась улыбнуться дочери так беззаботно, как только смогла… Эта улыбка до сих пор у меня перед глазами.

Юлия Мельничук

Газета “Эхо”

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*