Силами родителей

1 26 4 Михеева 2. аутизмом

В Тернополе семьи малышей с такими диагнозами, как гиперактивность, дефицит внимания и аутизм, ради своих особенных детей сплачиваются, изучают профессиональные методики и проводят занятия. Им даже приходится ежедневно возить ребят в общеобразовательные школы в пригороде, чтобы в классах было не такое большое количество учеников.

О деталях нам рассказала председатель совета Союза родителей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности «Колокольчики» Наталья Михеева.

1 26 5 Михеева 1

– «Колокольчики» были созданы в 2011 году. И началось все не с аутизма, а с диагноза «гиперактивность», который получил мой ребенок. Когда я столкнулась с проблемой, то оказалось, что в Тернополе не нашлось людей, готовых предоставить мне квалифицированную помощь. Я не нашла ни нужных врачей, ни должной поддержки для родителей. Вообще мне как маме было очень трудно жить без какого-либо содействия со стороны, общения, советов тех, кто знаком с такой ситуацией.

Поэтому я решила объединить родителей, воспитывающих гиперактивных детей.

– То есть вы просто объединились?

– Да, первой моей целью было поддержать других родителей особенных детей. Потом я поняла, что уже имею опыт в этой проблеме, который могу передать. Родители начали общаться, и в этом процессе как-то естественно создалась условная база специалистов, к которым следует обращаться, и так же выделяли отдельно тех, к кому идти не стоит, ведь это, скорее всего, не поможет, а драгоценные время и деньги семьи потратят.

Мы быстро прошли процедуру регистрации и ввели встречи. Собирались часто. Обычно в начале каждой встречи кто-то из родителей, которые только присоединились к нам, рассказывал свою историю и плакал. Это была для них своеобразная психотерапия. Результатом стало создание группы взаимопомощи для родителей.

Затем начались семинары. Мы приглашали многих специалистов, и они учили нас, родителей, обследовали наших детей.

Одним из направлений нашей деятельности является оказание благотворительной помощи. В частности, родители поддерживают друг друга лекарственными препаратами, памперсами для детей. Мы сотрудничаем с городским центром для семьи и молодежи, и они приглашают наших ребят на спектакли, организовывают для них новогодние праздники.

– Как быстро к вам начали присоединяться родители детей с аутизмом?

– Такие случаи стали появляться практически сразу, ведь многие родители, как потом оказалось, даже не знали, что у их детей аутизм. Нам понадобилось время для организации помощи таким малышам. Уже в течение последнего года проводим занятия для них. На сегодняшний день даже видим результат этой работы.

– То есть ваша организация – альтернатива государственным центрам?

– Я бы так не сказала, поскольку большинство детей ходит и туда. Мы, наоборот, призываем, чтобы они обращались в разные заведения и были как можно больше задействованы в реабилитационных мероприятиях. Этим ребятам нужно много заниматься, и ограничивать их посещениями одного специалиста 2–3 раза в неделю нельзя. У нас есть мальчик, который ходит одновременно в четыре организации. Я не знаю, насколько это эффективно, но думаю, что от каждого педагога ребенок чему-то научится.

А бывает и так, что родители не знают о существовании государственных учреждений реабилитации и о своих правах воспользоваться их услугами. В таких случаях мы предоставляем им координаты этих заведений.

Часто также приходится объяснять родителям их права на обследование, лечение, пребывание в образовательных учреждениях для детей с особыми потребностями. Кстати, одна из наших мам – юрист, иногда приходится консультироваться с ней.

– Ваши занятия только для маленьких детей?

– Нет, у нас есть дети, которые уже пошли в школу. И этот этап стал началом нового испытания и, соответственно, новой программы: мы открыли для них группу социализации. То есть мы проводим совместные занятия для обычного класса, в котором учится один ребенок с аутизмом. Это дает обычным детям возможность лучше понять особенного ребенка, совершенствует умение ладить с ним. Такие занятия идут на пользу всем участникам. Ребенок с аутизмом улучшает социальные навыки, а для остальных детей это возможность сдружиться, эмоционально развиваться, преодолеть свои трудности в общении со сверстниками. Занятия направлены не только на особенного ребенка, но и на коллектив в целом.

Таким образом нам удается выровнять дисбаланс. Ведь особенные дети часто хорошо справляются со школьными дисциплинами, однако проблемы с социализацией всегда остро ощущаются. Другие дети видят, что ребенок вроде бы все делает так, как они, но вместе с тем чувствуют, что он не такой. Этого малыша или игнорируют, или даже негативно выступают против него. А наши группы социализации в таких случаях дают положительный результат.

– С какими проблемами сталкиваетесь собственно вы и ваши коллеги?

– Нам в первую очередь не хватает квалифицированных специалистов. Сегодня специализированное образование очень дорогое. Но мало получить диплом или сертификат, это должно идти от души. Если ты не любишь или не воспринимаешь особенного ребенка, то не сможешь с ним работать.

Нам также не хватает поддержки в плане внедрения инклюзии. В Тернополе дети с аутизмом, которые уже пошли в школу, не могут получить достаточно необходимой им помощи. Ребенку с этим расстройством приходится сидеть в классе, где 25–28 учеников. Это очень большой стресс для всех участников процесса. Родители вынуждены искать школы в пригородных селах и ежедневно возить туда ребенка. Там хотя бы меньшее количество детей в классе. Но проблема ассистента в классе остается.

Электронный журнал «Аутизм сегодня» – 2015, Март

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

*