В Украине есть уникальный театр, в котором играют люди с ограниченными возможностями

1 07 23 main 2. габерстро, театр

  1 07 23 main 1
Актеры с физическими недостатками фактически играют самих себя. Фото: И. Квасивка

Актеры репетируют по три раза в неделю

Уникальный в Украине театр инвалидов «Шанс» взялся за две новые постановки: ребята репетируют продолжение нашумевшей истории из жизни одесского дворика «Островидова, 91», а еще задумали поставить интегрированный спектакль, в котором инвалидам составят компанию студенты. Все актеры здесь — люди с ограниченными физическими возможностями и тяжелыми диагнозами: синдромом Дауна, ДЦП, шизофренией и эпилепсией, пишет Сегодня.ua.

Ребята во всю репетируют: чтобы показать полноценный спектакль, им приходится заниматься по три раза в неделю в течение нескольких месяцев, дабы выглядеть на сцене не хуже здоровых коллег. «Несколько лет назад на наших репетициях присутствовали представители благотворительных организаций из Швеции. Они сказали, что у нас один из самых лучших театров в мире. И это при том, что ни режиссера-постановщика, ни сценариста, ни костюмера у нас нет, а наряды актеры придумывают сами. Все приходится делать своими силами», — рассказывает Алла Габерстро. Вместе с мужем Валерием она организовала театр 15 лет назад — все началось с конкурсов, во время которых ребята играли в небольших сценках. «Когда-то мы с мужем проводили для наших ребят конкурсы «А ну-ка, девочки», «А ну-ка, мальчики», «Мисс очарование», «Мисс Одесса». Ребята пели, танцевали и пробовали себя в роли актеров. Тогда мы заметили, насколько все они талантливы и как хорошо у них получается импровизировать на сцене и подумали, а почему бы нам не создать специальную театральную группу», — вспоминает Алла Габерстро.

Во второй части спектакля супруги Габерстро надеются повторить и превзойти успех «Островидова, 91» — пока это единственная удачная постановка «Шанса». Действие в нем разворачивается в 1980-х годах в обычном дворике на Молдаванке. Роль дворника тети Шуры тридцатилетняя Ирина Бондаренко превратила из второстепенной в самую яркую. У девушки — неврологическое заболевание. «Я занялась актерским мастерством из интереса. Я по профессии — швея-вязальщица и никогда прежде не мечтала о сцене. Моя героиня такая же по характеру, как и я — открытая и дружелюбная, так что играть-то особо ничего и не приходилось», — улыбается Ирина. А вот Эдуард Габерстро выбрал роль пьяницы. Парень с трудом разговаривает, зато у него выразительная мимика. «Для того, чтобы правдиво сыграть пьяницу, я часто наблюдал за теми, кто выпивает, на улице. А потом пытался повторить их походку, мимику, жесты. Получается неплохо», — делится Эдуард Габерстро. Анастасию Пащенко в театр привела мама — Лариса верит в то, что сцена поможет ее дочери стать более раскованной и уверенной в себе: «Инвалидам сложно как-либо проявить себя в жизни, а тем более — в творчестве. После выпуска из школы-интерната она не нашла себе применения. А ведь Настя очень способная, театр ей поможет», — надеется Лариса Пащенко.

ВЗЯЛИ КОЛЯСОЧНИКА. Особенность театра в том, что под каждого артиста пишется свой сценарий — большинству попросту не под силу выучить длинные, витиеватые тексты. Из-за тяжелых психических и неврологических отклонений у актеров слабая память. Для того чтобы скрыть дефекты речи, все заучивают и проговаривают скороговорки. Даже если кто-нибудь забывает слова на сцене, то начинает импровизировать. В результате спектакль выходит даже ярче, чем по сценарию. «У нас был мальчик на инвалидной коляске, так для него я написал роль инвалида войны. Для парня с нарушенной системой координации мы придумали роль пьяницы. Если же у человека плохая память, мы даем ему минимум текста. Главное — превратить недостатки ребят в достоинства», — рассказывает основатель театра Валерий Габерстро.

Одесса

Валентина Владимирова, Инна Квасивка

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

*