Глухие слышат сердцем

Глухие слышат сердцем. харьков, глухой, инвалид, нарушение слуха, язык жестов, person, indoor, nail, hand, finger. A hand holding a cell phone

Ежегодно в конце сентября в мире отмечается Международная неделя глухих. Завершает неделю Международный день глухих, учреждённый в 1951 году в честь создания Всемирной федерации глухих.

Накануне даты, которая в нынешнем году выпала на 24 сентября, автор этих строк побывал в Харьковском специальном учебно-воспитательном комплексе, где учатся дети с нарушениями слуха. Многие из них глухи от рождения либо утратили (полностью или частично) способность слышать после перенесенных травм и болезней.

Привычные за пределами этой своеобразной школы определения «глухой», «инвалид», «человек с ограниченными возможностями» здесь как будто утрачивают свое горькое значение. Ребята веселы, как и все дети, непоседливы, немножко застенчивы — ведь к ним пришли люди с блокнотом и фотоаппаратом. Детвора с интересом рассматривает чужаков; кто-то рассказывает о себе через учителя, который выступает в роли сурдопереводчика, а кто-то очень даже неплохо говорит вслух.

Ребята смеются и немного теряются, когда их хвалят, перечисляя их достижения. Тут и спорт, и искусство, и победы в танцевальных конкурсах, и первый приз за исполнение жестовой песни в Болгарии. Некоторые воспитанники комплекса с успехом участвовали Дефлимпиаде (Сурдлимпийских играх, спортивных соревнованиях для глухих), а кое-кто участвует в турнирах разного уровня наравне со слышащими атлетами.

Естественно, за всем этим стоят годы специального обучения и труда — как преподавателей, так и самого маленького человека. Педагоги говорят, что чем раньше начинается обучение ребенка в специализированной школе, тем эффективнее оно, тем быстрее ребенок будет социализирован, тем меньше окажется у него задержка в усвоении материала. Именно поэтому на территории школы расположился и уютный корпус детского садика, в котором глухие малыши уже с двухлетнего возраста получают квалифицированную помощь.

Еще в школе работает 12 кружков самых разных направлений и интересов: тут и роспись, и комната лего-конструктора (появилась благодаря поддержке из Дании), и ткачество на настоящих западноукраинских ткацких станках, и песочная анимация, и изготовление игрушек вручную. И все это на достаточно серьезном уровне, потому-то в 2015 году ученикам школы доверили представлять Харьковскую область на всеукраинском фестивале писанок в Киеве. Ребята расписали огромное яйцо в метр высотой, украсив его символами и узнаваемыми чертами Харьковщины.

— Главная наша задача, то, ради чего, по большому счету, и существует эта школа, — научить детей воспринимать себя такими, какие они есть, не чувствовать себя неполноценными. Это легче достигается в коллективе среди таких же детей, как они сами, — говорит заместитель директора по учебной работе Галина Куклина.

Способствует этому и совместное проживание — ребята пять дней в неделю находятся в комплексе, ведь многие из них не из Харькова и родители просто физически не могут ежедневно приводить их в школу. Комнаты у детей комфортные, хоть и простые, живут по четыре человека. И хотя формально это как бы и интернат, но никто школу так не называет.

Глухота не мешает выпускникам школы достигать успехов в мире, где большинство людей имеют нормальный слух. Они становятся модельерами, художниками и спортсменами, юристами и дантистами… Например, с удивлением я узнал, что лучшие зубные протезы делают как раз глухие профессионалы, ведь они имеют такое ощущение вибрации и такую развитую моторику пальцев, что состязаться с ними тяжело. Да и другие выпускники не ощущают себя обделенными судьбой, а живут полнокровной жизнью.

Но учителя комплекса жалуются на непонимание со стороны государства, говорят, что «наверху» не до конца понимают их специфику. Ведь действительно невозможно вернуть слух полностью глухому ребенку даже при содействии самого сверхмощного слухового аппарата. С недоверием преподаватели и родители ребят воспринимают и нововведение, названное инклюзивным образованием. Сейчас ребенок, находясь в своем кругу общения, имеет возможность заниматься на слухоречевом тренажере, посещать занятия по основным школьным дисциплинам и получать оперативные пояснения от учителя, владеющего языком жестов. Всего этого он, скорее всего, будет лишен в обычной школе. А тут дети обретают полное среднее образование, как и в других школах. Кроме того, просто дать глухому ребенку книгу и надеяться, что он сам все усвоит — наивно, ведь не слышащий воспринимает каждый новый текст с трудом, ему нужны пояснения и толкования человека, владеющего предметом и языком жестов. Вряд ли дети будут сопровождены таким педагогом в инклюзивной школе.

Еще педагоги боятся, что их уникальные методики пропадут даром, тогда как сейчас дети вполне успешно заканчивают школу, сдают ВНО и поступают в высшие учебные заведения. Многие из них возвращаются в комплекс преподавать, так как знают, что до глухого ребенка никому не «достучаться» лучше, чем такому же глухому учителю. Сейчас девять учителей из преподавательского состава — выпускники специализированной школы. У многих сотрудников — свои глухие дети…

Побывав в учебно-воспитательном комплексе, я убедился, что слово «интернат» в самом деле ему не подходит категорически — это по-настоящему вторая семья, где близкого общения и сопереживания порою больше, чем в обычных школах. Здесь никому не нужна жалость, дети не чувствуют себя особенными, не считают себя ограниченными в возможностях. А многие из них достигают большего, чем мы с вами, полностью обыкновенные и оттого часто недостаточно мотивированные.

Дмитрий Ковалев

Газета ВРЕМЯ

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься.

*