Мария Помазан: «Половина моих успехов зависит от тренировок в евпаторийском центре паралимпийской подготовки, которого Украина может лишиться»

Мария Помазан: «Половина моих успехов зависит от тренировок в евпаторийском центре паралимпийской подготовки, которого Украина может лишиться» ИНВАЛИДОВ ОГРАНИЧЕННЫМИ ФИЗИЧЕСКИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ПАРАЛИМПИЙСКОЙ

1 05 7 180720w200zc0 1Из-за аннексии Россией Крыма спортсменам с ограниченными физическими возможностями теперь негде полноценно готовиться к соревнованиям

Наша паралимпийская сборная и в Лондоне-2012, и в Сочи-2014 продемонстрировала феноменальный результат, заняв четвертое место в общекомандном зачете. Высокие цели спортсмены ставят перед собой и на предстоящих Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро в августе 2016 года. Вот только Россия, сделавшая своим олимпийским девизом фразу «Нас не догонят!», в ходе войны против Украины в буквальном смысле выбивает пьедестал почета из-под ног сильнейших украинских спортсменов. Речь идет об уникальном Национальном центре паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов, который остался на оккупированной территории.

«Евпаторийская база — единственная в стране и, наверное, лучшая в Европе»

Евпаторийский центр работал круглый год. Обычно тренировочные сборы начинались в апреле-мае, в мае же проходил турнир по легкой атлетике либо по футболу среди спортсменов с нарушениями опорно-двигательного аппарата. В настоящее время в евпаторийском центре нет ни сборов, ни тренировок, ни реабилитаций. Это вызывает тревогу и у людей с ограниченными физическими возможностями, и у спортсменов-инвалидов, и у их родных, и у тренеров, да и просто у общественности, ведь альтернативы центру нет!

— Известие о том, что в оккупированном Крыму теперь остается наш Национальный центр паралимпийской подготовки, стало для меня шоком, — делится с «ФАКТАМИ» двукратная чемпионка Паралимпийских игр по легкой атлетике Мария Помазан. — На этой специализированной базе занимались не только украинские граждане. Туда приезжали люди с ограниченными физическими возможностями и из других стран. Спортсмены национальной сборной с апреля по август находились там на сборах. А перед ответственными соревнованиями мы и по полгода там проводили. Потому я уверена, что половина моих успехов зависит от тренера, а остальное — от подготовки в евпаторийском центре.

Мария рассказывает, что для пожилых людей и подростков их занятия были примером того, что ни в коем случае нельзя опускать руки, надо наперекор недугу стремиться к максимально полноценной жизни. В Евпатории, по ее словам, никто не испытывал закомплексованности, все чувствовали себя в своей тарелке.

— Как планируешь готовиться к следующей Паралимпиаде?

— Пока буду тренироваться дома, в Запорожье, — сетует Мария. — Но это совсем иные условия и технические, и бытовые, ведь в Крыму на реабилитацию работал даже целебный воздух! Конечно, теперь поставить очередной рекорд будет гораздо сложнее. А с другой стороны, может, у нас будет дополнительный стимул побеждать? Мы должны доказать, что и такие условия нас не сломают!

— Даже если бы евпаторийская база была не единственной в стране, и то это серьезная потеря, — говорит наставница Марии Помазан, заслуженный работник физической культуры Тамара Эдишерашвили. — Но она уникальная и, наверное, лучшая в Европе. Инвалиды там проходили отличную реабилитацию, после которой могли заниматься спортом, причем успешно. Именно после такой реабилитации и попала ко мне Мария Помазан. Сколько в этот центр было вложено сил, здоровья и денег Валерия Сушкевича и его соратников! Там проходила подготовка спортсменов-инвалидов по плаванию, легкой атлетике, стрельбе, пауэрлифтингу, футболу и другим видам спорта. В общем, режут без ножа.

— Смело можно говорить, что в паралимпийском центре в Евпатории я провел четверть, да нет — треть жизни, — убеждает многократный паралимпийский чемпион по плаванию Алексей Федына. — Как минимум три месяца в году я готовился там к чемпионатам мира, Европы, Паралимпийским играм. В центре созданы идеальные условия для тренировок. Например, для пловцов достраивался уже третий, 50-метровый, бассейн. Там можно было бы проводить чемпионаты мира или Европы, что тоже большая редкость в Украине. Благодаря этой базе многие стали чемпионами и призерами спортивных соревнований высшего ранга. Ну и я в том числе. Конечно, есть в стране другие спортзалы и бассейны, и можно как-то «выкручиваться», занимаясь там. А в евпаторийском центре «выкручиваться» не надо.

Алексей перечисляет товарищей по сборной, также ощутивших потерю спортивной базы в Евпатории.

— Здесь тренировался Андрей Калина (трехкратный чемпион Паралимпийских игр. — Авт.), который для меня является символом нашей паралимпийской сборной. Он выступает в разделе «опорники» — у него нет руки по локоть, а результаты показывает на уровне мастера спорта среди здоровых спортсменов! Наверняка многим украинцам знакомо имя харьковчанина Максима Вераксы, который на Паралимпийских играх в Пекине завоевал больше всего медалей — четыре золотые и одну бронзовую…

Знаю, что людей, которые находились в центре на сборах, когда началась все эта печальная история с Крымом, просто «попросили» оттуда.

— Алексей, как ты теперь оцениваешь шансы сборной Украины на следующей Паралимпиаде в Бразилии?

— Мы будем бороться за попадание в тройку лидеров, — говорит спортсмен. — Хотя, если честно, достичь этого будет сложнее. Потому что база создавалась не один год, а у страны нет финансовых возможностей, чтобы построить новую. Это очень обидно, ведь у спортсмена век короток. Мы не можем ждать, когда, например, откроется новый бассейн. Один месяц пропустил — полгода восстанавливаешься, два месяца пропустил — полтора года восстанавливаешься…

Валерий Сушкевич: «Мы пытаемся не допустить беспредела в отношении центра, который создали инвалиды»

— Я просто потерял сон, потому что для меня этот центр — дело всей жизни, — признается народный депутат, президент Национального комитета спорта инвалидов Украины Валерий Сушкевич. — Последние 30 лет идея о таком центре не оставляла меня. Когда в 2001 году центр был создан, это было предприятие общественной организации инвалидов: мы ни копейки не получили от государства, а заработали на него национальным Паралимпийским комитетом. Был такой Фонд поддержки паралимпийского движения, который мы создали специально для реализации этого проекта. Необходимые средства фонд получил от эффективной хозяйственной деятельности, в частности, мы стали газовыми трейдерами и вложили деньги в строительство центра. Ну, а потом мне удалось решить многие вопросы законодательно-нормативного порядка и добиться финансовой помощи со стороны государства. Но, я подчеркиваю, центр никогда не был бюджетной организацией.

— Работает ли центр сейчас?

— Центр остановил работу в феврале. Тем не менее он сохранил статус собственности Национального комитета спорта инвалидов Украины. И сейчас мы совместно с украинским и российским правительствами пытаемся найти пути соблюдения законности и не допустить беспредела в отношении институции, которую создали инвалиды. В этом смысле у меня есть достаточная доля оптимизма. Тем более что имеется твердая поддержка Международного паралимпийского комитета в лице президента Томаса Баха, который встречался по этому поводу и с президентом России, и со мной.

Ирина Левченко

«ФАКТЫ» (Запорожье)

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*