Неприкаянные: как в Одесской области выживают беженцы-инвалиды с востока Украины

Неприкаянные: как в Одесской области выживают беженцы-инвалиды с востока Украины САНАТОРИЯ

  1 26 7 871253 1С лета прошлого года поселок Сергеевка под Одессой стал домом для сотен людей с ограниченными физическими возможностями, прибывших из охваченных войной Донецкой и Луганской областей. Тогда верилось, что боевые действия на востоке скоро закончатся и люди вернутся в свои дома, но все сложилось иначе. Беженцам пришлось встретить зиму в давно не ремонтированных и плохо отапливаемых санаториях.

Для переселенцев, многие из которых покинули свои дома в чем были, прихватив лишь паспорт, это стало серьезной проблемой. Быт кое-как обустроили, помогли региональные власти и руководство санаториев, но в большей степени, конечно, волонтеры и неравнодушные люди. Сейчас самая главная проблема — продукты питания, которые заканчиваются, а на их закупку просто нет денег. Чтобы узнать о проблемах и трудностях переселенцев, «Думская» отправилась в Сергеевку.

Зимой курортный поселок выглядит довольно мрачно. Стаи бездомных собак, пустынные улицы да одинокие пьяницы около местных баров – вот все, чем нам запомнилась Сергеевка в январе. Редкие прохожие на вопросы о беженцах отвечают неохотно, но все же одна из местных жительниц разговор поддержала. Правда, говорила она не о людях, а о дорогом телефоне одного из переселенцев, который ей почему-то особенно запомнился.

Вскоре мы познакомились с владельцем того самого телефона. Его зовут Владимир, он страдает сахарным диабетом и после начала боевых действий переехал в Одесскую область вместе с женой и матерью-инвалидом.

«Если у меня телефон хороший, так что же я теперь виноват в том, что идет война на Донбассе? Да, я хорошо жил на родине, пока не началась бойня. Мы вынуждены были уехать, потому что я и моя мать — инвалиды. Мы хотим жить, а не умереть от случайно залетевшей в дом бомбы. Жена после Нового года поехала домой посмотреть, что с квартирой. Ночевала в коридоре в верхней одежде и с сумкой на плече, так как всю ночь под окнами бомбили», — рассказал нам Владимир.

Всего в санаториях Сергеевки живет около тысячи переселенцев. Большинство из них — инвалиды, в том числе колясочники и прикованные к постели люди. На новом месте они кое-как устроились, здесь их обеспечили если не всем, то многим из необходимого, ведь некоторые приехали буквально в домашних тапочках.

«Мы с мужем 40 дней жили в подвале размером 20 на 10 метров, в котором умещалось около 200 человек. Он у меня 11 лет как парализован. Я боялась, что он еще и ослепнет, ведь мы сидели там в кромешной темноте. В качестве освещения использовали смоченные в подсолнечном масле канатики, которые поджигали вместо свечей», — не сдерживая слез, рассказывает беженка из Первомайска.

Другая беженка Валентина уехала из дому в летней блузке и хлопковых брюках. Вся теплая одежда, говорит она, подарена волонтерами. «Даже носки!», — демонстрируя чулки от разных пар, продолжает женщина. Живут супруги на пенсию Валентины – это около тысячи гривен. Чуть больше должны выплачивать ее мужу, но пенсию по неизвестным причинам заморозили еще семь месяцев назад.

«Денег не хватает даже на лекарства, ведь даже те медикаменты, что до войны выдавали бесплатно, теперь приходится покупать самим», — говорит женщина.

Особенно сложно приходится тем, кто приехал в Сергеевку без сопровождающих. Одна из таких переселенцев – онкобольная женщина из Донецкой области. Деньги на химиотерапию ей собирали всем санаторием – по 5-10 гривен. Подключились и волонтеры.

Анна и Олег — инвалиды-колясочники. Она из Донецка, он — из Донецкой области. Девушке который месяц не выплачивают пенсию, а парню – пособие беженца. Порой не хватает даже элементарных средств гигиены – салфеток, прокладок, полотенец. Но они не жалуются и стараются радоваться тому, что есть. Благодарят даже за видавшую виды душевую комнату без освещения, за то, что в ней есть так необходимые для инвалидов поручни.

У санатория «Сперанца», кормившего беженцев за свой счет, накопились многомиллионные долги. Помогают волонтеры и общественные организации, но привезенных ими продуктов хватает ненадолго. Чтобы привлечь внимание властей к своему плачевному положению, переселенцы грозятся объявить голодовку.

«Мы просим прислать сюда представителя центральной власти, чтобы они своими глазами увидели, в каких сложных условиях нам приходится выживать. Власть должна заняться нашим обеспечением на данный момент, включая правовые отношения. Кроме того, государство должно решить проблему расселения, ведь сегодня в одной комнате санатория проживают по 6 человек», — цитируют письменное обращение к руководству страны беженцы из «Сперанца».

Немногим лучше обстоят дела в соседней здравнице «Сэнэтатя». Тут теплее и оживленней. В холле не смолкают разговоры, рядом, в «вай-фай зале», толпится молодежь, в игровой комнате носятся дети. Нас ведут в гости к семье, где недавно появился первенец. Молодая мама Юлия с детства страдает ДЦП. У 9-месячной Наташи — проблемы с двигательным аппаратом. Ребенок нуждается в помощи специалиста по детскому массажу. Юлия говорит, что дома к ним приходил массажист, и девочке становилось лучше, а после бегства от войны недуг стал прогрессировать. Семья надеется на помощь неравнодушных и ждет в гости массажиста.

«Нам бы небольшой домик в деревне, я бы картошку, овощи выращивала. И Наташа бы на свежем воздухе росла, здоровее была бы», – вздыхает Юлия.

Хочется верить, что массажист до этой семьи все-таки доберется и спасет голубоглазой девочке жизнь.

Учредитель санатория Вадим Торгай говорит: «Областные власти выделяют часть средств на отопление и продукты, а деньги за проживание беженцев обещают со дня на день, волонтеры и общественные организации тоже оказывают существенную помощь».

Как рассказывают беженцы, за эти полгода около десяти семей эмигрировали в Польшу и Канаду.

«Причем их там обеспечили жильем, работой, социальными пособиями. Но как отбирают эти семьи, я не знаю, только списки составляют», — рассказала беженка Алла, приехавшая в Одессу с мужем-эпилептиком и внуком-инвалидом.

Многим из этих переселенцев уже некуда возвращаться, а многие и сами не хотят, как они говорят, «ходить по земле, политой кровью». Но возможностей обосноваться на новом месте пока немного.

Надежда Маркевич

Думская.net +ФОТО

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

*